Фракция «Зеленая Россия»
Российской объединенной демократической партии «ЯБЛОКО-ЗЕЛЕНАЯ РОССИЯ»

Последние новости

Все новости

Наталья Калинина, председатель амурского экоклуба «Улукиткан» // В эфире «Эхо Москвы в Благовещенске»


М. Митрофанов: В эфире «Эхо Москвы в Благовещенске». В студии Олег Никитин, Михаил Митрофанов. У нас в гостях председатель амурского экологического клуба «Улукиткан» Наталья Калинина. Наталья, здравствуйте!

Н. Калинина: Здравствуйте!

М. Митрофанов: Сегодня мы поговорим о защите интересов коренных народов Севера. От кого надо защищать коренные народы, у нас это эвенки?

Н. Калинина: В Амурской области живет 20 этносов, которые относятся к перечню правительства РФ к категории коренных малочисленных народов. Есть две категории: коренные малочисленные народы и внутри нее выделяются коренные малочисленные народы Севера. У нас это аббревиатура КМНС. Это отдельная категория, которая подчеркивает более уязвимый статус – это суровость климата. Жизнь коренных народов по квалификации и декларации ООН, которая подчеркивает связь и это является исключительной особенностью этой категории от других. Связка народ – земля. У нас цивилизованное общество и оно опосредовано взаимодействует с окружающей природой, а коренные народы напрямую связаны. Этническая жизнь напрямую зависит от среды обитания. А когда мы говорим, что коренные малочисленные народы Севера, то это подразумевает особую хрупкость экосистем.

О. Никитин: У нас три района?

Н. Калинина: Это Зейский, Тындинский, Селемджинский, Мазановский районы.

О. Никитин: Какие у них возникают проблемы? От кого их надо защищать?

Н. Калинина: Практика по всему миру говорит о том, что коренные народы нужно защищать от различных субъектов, которые пытаются осуществлять деятельность на их территории, которые несут угрозу окружающей среде.

М. Митрофанов: Деятельность связана с природопользованием?

Н. Калинина: Да. Нарастание экологических проблем связано с образом жизни. Наша стратегия – это сохранение природного экобаланса. Это помогает нам решать проблемы. Мы все испытываем экологический пресс, мы все  зависим от окружающей среды, экологические проблемы напрямую влияют на нас.

М. Митрофанов: Промышленность развивается.

Н. Калинина: Их образ жизни, виды хозяйствования зависят…

О. Никитин: Их более тысячи? Они дислоцируются в трех районах. Извините за аллегорию, это горстка людей.

Н. Калинина: Мы всегда так предпочитаем думать, что малый народ. Это как малые и большие партии, мне не нравится такой подход, и он достаточно высокомерный, но у нас такое общество. Мы привыкли слушать большинство и это проблема. Демократия – это не только решение большинства. Это неправильное понимание демократии, потому что демократия подразумевает, когда слышат и когда есть возможность учитывать мнение различных меньшинств, прежде всего. По поводу разных меньшинств можно спорить в разных сферах.

О. Никитин: Давайте вернемся, есть чуть более тысячи людей, есть пастбище и нарушается экология из – за деятельности компании. В нашей области — это золотодобывающие компании.

Н. Калинина: Во всех стратегиях развития Дальнего Востока, во всех программах не скрывается смысл, роль, место всего Дальнего Востока в России. Не скрывается стратегия промышленного освоения, его усиление. Я думаю, что со мной согласятся жители Благовещенска, дальнего Востока, что это колония. Колония, которую рассматривают для того, чтобы выгребать ресурсы. На передовом крае здесь оказывается горстка людей, особенно учитывая северные районы.

О. Никитин: Напоминает индейцев.

Н. Калинина: Индейцы — это тоже коренные американцы и их много по всему миру.

М. Митрофанов: У нас не только выгребают. Здесь есть промышленное производство, у нас космодром и электроэнергия.

Н. Калинина: Вы затронули этот момент. Должно быть, цивилизованное решение вопроса и у них нужно спрашивать, учитывать мнение жителей. С точки зрения коренных народов – это, когда приходят на территорию их традиционного проживания, то любая компания должна спросить и получить разрешение. Нужно начинать с исполнения действующего законодательства.

М. Митрофанов: Пришли, спросили, они говорят, что не хотят.

Н. Калинина: Тогда компания должна уйти. Должны превалировать интересы жителей в любых вопросах. Как было с космодромом: мы собирали подписи, я все видела, и как наплевать всем. Я приведу пример. 10 лет назад я была на Аляске, но я не люблю Америку. Я не люблю другие страны, кроме России, в которой я живу. Там нефтепровод, который строился, и была история противостояния с коренными народами. У нас тоже нефтепровод, мы поднимали вопросы и у нас все решилось по-другому.

М. Митрофанов: Как там все решилось?

Н. Калинина: Там было жесткое противостояние. В результате Трансаляскинский нефтепровод изменил маршруты, жители штата были категорически против. Но сейчас все жители штата получают ренту, на тот момент она была тысячу долларов в год. Никто не откажется от такой суммы, тем более, что она индексируется. Это государство не подарило, они добились. Отличие наших стран в том, что там добиваются.

М. Митрофанов: Вы говорите государство, а ведь «British Peyroleum» — это частная компания?

Н. Калинина: Государство выступает гарантом. У нас государство выступает гарантом интересов коммерческих.

О. Никитин: Или третейским судьей?

Н. Калинина: В этом и суть государства. Извините, а зачем тогда нужно государство, если мы сами будем решать проблемы с бизнесом? Роль государства, как политического института заключается в урегулировании всех противоречий, нахождение компромиссов и нахождение баланса в обществе.

М. Митрофанов: В Амурской области роль государства в чем проявляется?

Н. Калинина: Если есть проблемы, с которыми выступают жители, то государство должно инициировать обсуждения, диалог.

М. Митрофанов: Сейчас она в чем состоит?

Н. Калинина: Сейчас государство выступает фактическим лобби. Собственные интересы добывающих компаний напрямую выражаются в политике правительства, в политике нашей области. Например, компания «Петропавловск» в законодательном собрании имеет своих депутатов, они лоббируют своими интересами. Сенатор Павел Масловский, который лоббировал на самом высоком уровне интересами. Фактически, чтобы не захотели компании им зеленый свет. К сожалению, у нас такая ситуация.

М. Митрофанов: У эвенков нет представителей в Совете федерации?

Н. Калинина: Есть общественные организации коренных народов. Косвенно депутаты есть, но они не всегда выражают интересы.

О. Никитин: Как у нас происходит общение коренных народов с компаниями? Это общественные слушания?

Н. Калинина: У нас сложилась уникальная ситуация и почему мы считаем, что дело Сергея Никифорова имеет политический аспект. Меня спрашивают, почему мы так думаем? Она заключается в том, что возник некий островок демократии у нас в Амурской области. Прямого самоуправления, прямой демократии.

О. Никитин: Никифоров добился много и за это пострадал.

Н. Калинина: Это кажется нонсенс, но по основному закону нашей страны это должно быть, где местное самоуправление, где глава поселения выступает на стороне жителей. Эта уникальная ситуация сложилась в селе Ивановском. Я могу провести параллель, что подобный случай на уровне общественных сходов, где администрация участвует, организует, где она ставит печати, где участвуют депутаты, все коллективно решается и поддерживается. Или ситуация, когда к нам обратились жители села Лиманного, когда у них было противостояние с китайцами, которые мешают им заниматься крестьянской деятельностью. Там было ровным счетом наоборот, когда глава села выступал на стороне районной администрации и он не защищал интересы. А здесь глава села и это как некая кость в горле для администрации. Это лидер, который был еще и главой и для чиновников это поразительная ситуация, когда человек занимающий пост чиновника выступает от имени жителей.

О. Никитин: В принципе так и должно быть.

М. Митрофанов: С Никифоровым не получилось, что называется договориться и поэтому появилось это дело? Как вы считаете?  В «Новой газете» я прочитал любопытную статью: «Пять лет за 4 тысячи фунтов». Здесь история монгольских людей, которые выступили против негуманного природопользования за что одного посадили на 21 год, он отсидел 19 лет.

Н. Калинина: Там монголы более активны, они выходят с оружием защищать свои интересы и права.

М. Митрофанов: А Сергея Савельевича Никифорова назвали: Эвенкийский Деточкин. Почему? Деточкин занимался совсем другими вещами, он угонял автомобили и продавал их жуликам.

Н. Калинина: Это нужно спросить у авторов, почему такая параллель. Жители воспринимали Сергея Никифорова, как своего опекуна и защитника. У эвенков есть наивность, беззащитность перед власть имущими. Сергей – он боец.

О. Никитин: Есть положительные моменты, когда эвенкам у нас удалось отстоять свои права? Можете привести примеры?

Н. Калинина: Пример связан с селом Ивановским, и мы считаем, что это связано с этим делом. Это было при Сергее Никифорове, когда он уже был главой поселения в 2012 году. Некие жесткие способы противостояния власть способна слышать, когда на них давит общественность.

М. Митрофанов: «Хэргу»?

Н. Калинина: Да. «Хэргу» переводе на русский язык с эвенкийского – это дьявол, сатана. Представляете это название организации. В 2012 году они получили лицензию в пределах села вести деятельность. Это вызвало возмущения, попытки разговора не принесли успехов и в феврале они объявили бойкот. Мы в Благовещенске в поддержку этого проводили пресс – конференцию. На ней выступали представители эвенкийских общин.

О. Никитин: То есть на кануне выборов услышали?

Н. Калинина: Да, что там было, приезжал губернатор, прокуратура.

М. Митрофанов: пришлось прореагировать?

Н. Калинина: Конечно, потому что поставили перед фактом. В информационном поле это сильно прозвучало, был большой резонанс. Получилось так, что деятельность компании была прекращена. Теперь получилось так, что компания «Петропавловск», у которой долгое время было доброжелательное сотрудничество с эвенками. Никифоров в «Амурской правде» заявлял об этом, что все хорошо, компания оказывает социальную помощь.

О. Никитин: Повелись?

Н. Калинина: Не то, что повелись, они договаривались. На самом деле у них скромные запросы. Они были довольны и этим.

М. Митрофанов: Вы говорите, что с компанией «Петропавловск» напрямую, а где было государство?

Н. Калинина: В тот момент получалось вести нормальный диалог. Всех устраивало до поры, до времени, пока компания не пришла на территорию села.

О. Никитин: Что они хотят? Золото?

Н. Калинина: Конечно. Там идут взрывные работы в пределах полутора километров. Когда я написала в блоге и появились комментарии: «Ну подумаешь, что трясет. Ничего страшного». Извините, когда весь поселок постоянно трясет.

М. Митрофанов: Хотел бы я посмотреть на человека, у которого не далеко что – то взрывали.

Н. Калинина: Когда дрожат стекла и это постоянно. Это уже прекращение цивилизованного сотрудничества.

М. Митрофанов: О цивилизованном сотрудничестве стоит вспомнить Аркадия Охлопкова.

Н.Калинина: Он тоже житель села Ивановское. Самые яркие протестные персонажи среди эвенков. Он был более радикальным, чем Никифоров. Я с ним знакома с 2003 года, он много рассказывал, что идет геноцид, он болел за свой народ. Он грешил на собственный народ тем, что они сами деградируют. Он не винил только власть, компанию, он не идеализировал. Он пытался, он стучался во все двери, ездил в Москву, пытался цивилизованно договориться.  Это была крайняя мера, когда очередная золотодобывающая компания зашла с разработкой на земли, где были похоронены предки эвенков. Это было не официальное кладбище, у них такой образ жизни, они кочевой народ. Тогда он просто взял ружье и расстрелял. В Англии был луддизм в 18 веке, это когда агрессию направляют против оборудования, выведения из строя, против вещей. Он расстрелял технику, потом пришел в полицию сам, была явка с повинной. Сказал, что это сделал он, но дело не было заведено, его просто замяли. На тот момент просто отобрали ружье и все.

О. Никитин: Он хотел этим поступком привлечь внимание?

Н. Калинина: Да. Он хотел, чтобы была огласка.

М. Митрофанов: Сейчас Сергей Никифоров приговорен к 5 годам строгого режима и к штрафу в 16 миллионов рублей за получение взятки в размере четырехсот тысяч рублей на приеме у ремонтников котельной.

Н. Калинина: Там муниципальный контракт. Почему мы считаем политическим это дело? Мы знаем, как сегодня у нас в России расправляются с протестантами, зачастую уголовные дела служат средством расправы.

М. Митрофанов: Что можете сказать по апелляции? Апелляция куда?

Н. Калинина: Ее перенесли. Она в областном суде. Я надеюсь на тщательное рассмотрение дела, по сколько в ходе суда не была доказана взятка.

О. Никитин: По какой причине перенесли апелляцию?

Н. Калинина: Я не могу сказать. О переносе узнала только вечером. Сегодня ее должны рассмотреть.

М. Митрофанов: Ждем информации, мы ее доведем до общественности. У нас в гостях была Наталья Калинина — председатель амурского экологического клуба «Улукиткан». Говорили мы о защите коренных народов Севера. Как выяснилось, что людей надо защищать от людей в большей степени, а не от природных катаклизмов. Спасибо. Всего хорошего.



09/12/2015



Международный Социально-экологический союз природа человек страна mosyabloko ecodefense

Copyright © «Зеленая Россия»