Фракция «Зеленая Россия»
Российской объединенной демократической партии «ЯБЛОКО-ЗЕЛЕНАЯ РОССИЯ»

Последние новости

Все новости

Наталья Калинина (председатель Амурского ЯБЛОКА) в программе «Простые вопросы»// ИА «Амур.инфо» (01.12.2015)


Лидер Амурского ЯБЛОКА, председатель амурского экологического клуба «Улукиткан» Наталья Калинина и член эвенкийской общины  Селиткан» Селемджинского района приняли участие в передаче «Простые вопросы». Ведущий — Эльвира Оверченко.

Добрый вечер! Сегодня будем говорить о проблемах коренного населения амурского Севера – эвенках, о том, как живут эти люди и каким образом сделать так, чтобы этот народ сохранился. У нас в студии Наталья Калинина, председатель амурского экологического клуба «Улукиткан» и председатель регионального отделения партии «Яблоко», и Денис Сафронов, член эвенкийской общины «Селиткан» Селемджинского района.

— Здравствуйте!

Н. К., Д. С.: — Здравствуйте!

— Какова численность эвенков на сегодняшний день?

Н. К.: — Чуть больше тысячи в Амурской области.

Д. С.: — По последним статистическим данным, порядка 1 300 человек.

— Повод для нашей встречи грустный. Сергей Никифоров, глава Ивановского сельсовета, Селемджинского района находится в СИЗО. Против него возбуждено уголовное дело, вынесен приговор, и, по решению суда, он сейчас находится в местах не столь отдалённых за взятки и превышение должностных полномочий. Вы придаёте этому делу политический окрас – человек боролся за права эвенков и вот так пострадал. На чём основаны ваши доводы?

Н. К.: — Дело в том, что Сергей Никифоров признанный лидер жителей села Ивановское, фактически лидер сопротивления.

— Кому?

Н. К.: — Сопротивление компаниям, которые всячески пытаются вести свою деятельность вокруг села и жителей, живущих на территории Ивановского.

— Что это за компании?

Н. К.: — В частности, это золотодобывающие компании. Известная история, когда ещё в 2012 году жителям удалось остановить работы золотодобывающей компании «Хэргу» в результате бойкота, объявленного президентским выборам. Сергей Никифоров очень положительный персонаж, его очень уважают и любят жители села. При его руководстве отмечен ряд достижений. Например, была введена в эксплуатацию школа в селе, построен стадион. Он инициатор эвенкийского ансамбля, фактически основал его – «Дюгэлдын». Нашумевшая история с эвенкийским детским садом, который не дал закрыть Сергей Никифоров, когда чиновники пытались его оптимизировать, и так далее. На самом деле цель этой борьбы – с чиновниками, компаниями – сохранение села, сохранение культуры эвенкийского народа.

— Я читаю то, что находится в открытом доступе: 5 лет тюрьмы и штраф в 16 миллионов рублей присудили Сергею Никифорову за взятку. Какая здесь борьба? О чём речь?

Н. К.: — По делу мы видим, как минимум, недобросовестность следствия, предвзятость суда. Дело в том, что доводы защиты, насколько мы знаем, просто не были приняты судом к рассмотрению. В связи с этим надеемся на нашу инстанцию (областной суд), которая намечена на 8 декабря, когда будет рассматриваться апелляционная жалоба. Мы требуем возвращения дела на доследование, тщательное разбирательство с ним. Апелляция будет рассмотрена 8 декабря. К этому делу выказали интерес ряд организаций. Например, свой протест подал Фонд защиты конституционных прав коренных малочисленных народов Севера, Президентский совет по правам человека, организация Amnesty International, которая ввела в правовой оборот и лексикон понятие «политический заключённый».

— Вы говорите, что права эвенков нарушают – покушаются на земли, борются с золотодобытчиками, которые покушаются то на оленьи пастбища, то на охотничьи угодья. Разве никто не поддерживает коренные малочисленные народы Севера? У нас есть закон, выделяются областные деньги, существуют государственные программы. Коренные малочисленные народы Севера не сохраняют, в частности, в Амурской области?

Д. С.: — В бытовом сознании наших простых людей укоренилось, что, когда сюда в 17 веке пришли казаки, здесь никого не было. На самом деле здесь была целая группа разных этносов, в том числе и эвенки. На сегодняшний день сохранились только они в трёх наших северных районах. Существуют определённые государственные программы. При губернаторстве Кожемяко было создано целое управление традиционных отраслей, но, к сожалению, реального возрождения оленеводства на сегодняшний момент мы не видим. Наблюдаем только очаговое развитие оленеводства, сохранение его в том виде, в котором оно было передано в советское время на территории села Усть-Нюкжа. И то основной фактор, почему сохраняется, из-за его удалённости. Все большие стройки, которые производились и в советское время, начиная с БАМа, Зейской ГЭС, а сейчас – трубопроводы, космодром и прочее, прочее, прочее.

Н. К.: — Дело в том, что просто нужно понимать особый правовой статус коренных малочисленных народов.

Д. С.: — Права не соблюдаются.

Н. К.: — Это признано во всём мире – международное законодательство, наше российское законодательство подчиняется. Есть федеральный закон «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации». Жизнь, выживание, существование коренных народов напрямую зависит от среды их обитания. Сколько раз мы поднимали вопросы, например, когда шло строительство ВСТО. Поднимали этот вопрос при строительстве космодрома на всех встречах, слушаниях и прочих мероприятиях о том, что как минимум нужно проводить этнологическую экспертизу. Поповкин тогда на встрече даже не понял, о чём идёт речь. Правда, уже потом в Якутии Роскосмос начал предметно говорить с властями о проведении подобных мероприятий. Нужно говорить об оценке влияния на жизнь этих людей. Этого нет.

— Как в идеале государство должно заботиться о коренных малочисленных народах?

Д. С.: — Есть конкретная история. Если брать дореволюционный период, был устав «Об управлении инородцев», разработанный Сперанским. Нормы этого устава до сих пор одни из самых лучших в мировом законодательстве – в плане обеспечения прав коренных малочисленных народов. Смысл норм заключался в следующем: Terra incognita – туда нельзя было ни водку продавать, ни другие спиртные напитки. Был целый ряд ограничений для промышленного освоения данных земель, нужен был серьёзный повод. В советское время, когда пошла индустриализация, началось строительство БАМа и прочее, но была какая-то отдача: государство целенаправленно занималось традиционными отраслями, потому что понимало, что это база любого этноса. Без оленя не будет ни эвенка, ни культуры, ни языка, ничего.

— Как государство этим занималось?

Д. С.: — Были большие инвестиции. Я говорил, допустим, об инвентаризации пастбищ. В советское время она происходила как минимум каждые десять лет. Уже четверть века на территории Амурской области не производится инвентаризация пастбищ.

Н. К.: — Например, есть такое понятие, как территория традиционного природопользования. Это большая тема, необходим отдельный разговор, но это один из выходов решения. Нужно дать возможность эвенкам заниматься тем, чем они хотят и могут, то есть традиционными промыслами, видами хозяйства.

— Создать такой заповедник.

Н. К.: — Можно провести параллель между американскими резервациями и так далее.

— Закрыть, и чтобы люди там занимались своими делами.

Н. К.: — В некотором роде да.

— Приведу другой довод. Жизнь развивается, зачитаю отрывок из отчёта: «… Далеко не всё население ведёт традиционный для эвенков образ жизни. Около половины из них разводят оленей, охотятся и так далее. Большинство эвенков живут в посёлках, работают на приисках, в школах, детсадах и сельских администрациях». То есть, может быть, не все эвенки хотят выбирать традиционный уклад жизни. Почему решаете за них?

Н. К.: — С людьми нужно разговаривать – этого нет. Нужен диалог власти и общества. Кроме того, если говорить конкретно о селе Ивановское, речь идёт о том, что по сути эту территорию нужно объявлять зоной экологического бедствия. Опять же есть возможный статус, возможно, в этом направлении мы будем идти.

Д. С.: — По факту она такая и есть.

Н. К.: — В начале 2000-х годов проводились исследования. Сейчас нужно проводить ещё независимые исследования, это, конечно, очень трудоёмкая работа, требующая финансовых вложений и так далее. Хотелось бы, конечно, чтобы этим занялось государство. Но людей просто выдавливают. Может быть, кто-то и не хочет там жить. Может быть, тогда ставить вопрос о переселении этих людей? Но никто этим не хочет заниматься.

— Если не будет традиционных промыслов и традиционного уклада жизни народ может сохраниться? Со своими культурными традициями?

Н. К.: — Нет, не может.

Д. С.: — Однозначно.

Н. К.: — Категория коренных малочисленных народов, их существование по всем классификациям, включая международные, и научным исследованиям невозможно без сохранения традиционного образа жизни.

— Этого не будет, народ умрёт?

Н. К.: — Да.

— Мы хотим сохранить коренные малочисленные народы. Что для этого можем сделать в Амурской области? Что нужно, чтобы сложилась идеальная картинка?

Д. С.: — Надо менять правовое поле: менять устав, принимать в новой редакции свой областной закон «О гарантиях», о территориях традиционного природопользования.

Н. К.: — Это говорит о том, что в законодательном собрании не представлена никоим образом эта категория людей.

Д. С.: — Это на законодательном уровне. На уровне исполнительной власти то же самое. Полагаю, то, что делал Олег Николаевич, пытался создать управление традиционных отраслей, чтобы возродить оленеводство. Сельское хозяйство на Севере в экстремальных условиях, естественно, оно требует повышенного внимания, дополнительных инвестиций, кадров. То есть должен быть комплексный подход, к сожалению, такого подхода мы не видим.

— Думаю, что в следующий раз мы вернёмся к разговору 8 числа, по результатам апелляции.

Н. К.: — Мы надеемся на диалог, но я могу сказать только одно, что дело в любом случае будет продолжено, мы будем добиваться пересмотра. Хотелось бы, чтобы это не вышло за рамки Амурской области. Хотим, чтобы наш суд сохранил своё лицо, а не потерял его. А это может произойти именно так.

— Спасибо большое. Мы сегодня говорили о проблемах коренных малочисленных народов нашего Севера, эвенкийской общине, о том, как сохранить этот этнос в Амурской области, так как с этим большие проблемы. У нас в гостях были Наталья Калинина, председатель амурского экологического клуба «Улукиткан» и председатель регионального отделения партии «Яблоко», и Денис Сафронов, член эвенкийской общины «Селиткан» Селемджинского района. До свидания.

Источник



01/12/2015



Международный Социально-экологический союз природа человек страна mosyabloko ecodefense

Copyright © «Зеленая Россия»